?

Log in

No account? Create an account
antoin
Cry 'Havoc!', and let slip the dogs of law!
antoin — философия — ЖЖ 
13-апр-2006 01:56 pm - В защиту схоластики.
captain
Сегодня, благодаря «философам» «Просвещения», само слово «схоластика» воспринимается как ругательное. Бесчисленные нападки борцов со средневековым мировоззрением создали образ схоластики, как мёртвого направления, бесплодного и бессодержательного умствования, пустой словесной игры. Схоластика стала обвинением, которое раньше бросали против того, кто не принимал идей самозваных «просветителей», а сегодня нередко кидают против отрицающих довлеющее влияние субъективизма.
А между тем, сегодня, в мире, где умерли и боги, и герои, наверное, особенно полезно было бы вспомнить о сути схоластического метода и его положительных качествах. Ведь он возник как раз тогда, когда Европа была в высшей степени дробным миром, внутри которого человек с трудом мог найти опору под ногами. Схоластика была камнем среди зыбких вод, точкой опоры для измученных пловцов. В конце концов, ведь даже самые злые её критики вплоть до эпохи Просвещения и немецкого классического идеализма вынуждены были широко пользоваться схоластической лексикой.

Для нас, юристов, схоластика — мать родная, если посмотреть на сплетение её истории с историей права. Более того, можно уверенно сказать, что сущность схоластического метода не может быть понята вне его связи с традицией юридического мышления. Философы-схоластики милы уху законника-крючкотвора, ведь они онтологическим категориям так часто придавали юридическую окраску, бытие мира и человека, соотносимое с бытием бога, описывали как совокупность правовых отношений или их аналогов. Схоластика ведь характерна тем, что практически не пользуется индукцией: её путь почти всегда — дедукция, так что приёмы выведения частного из общего, заключений по аналогии и т. п. самым живейшим образом напоминают то, как юристы делают вывод или принимают решение по конкретному делу.

В чём же заключается суть метода схоластики и её связь с правом? Читать дальше...Свернуть )
captain
Имя Джамбатисто Вико долгое время в философской тусовке считалось чем-то вроде лакмусовой бумажки. Мол, знает философ такого коллегу, читал его труды — значит, хороший учёный. Каких-то других можно было и не знать, а вот Вико — был как священный символ. Удивительно, ведь точки зрения его обычно и не разделялись, надо было просто их знать.

Родился Вико под занавес Возрождения, в 1688 году в Неаполе. Выучился в тамошнем университете на доктора гражданского и канонического права (в то время по-настоящему серьёзно учили только юриспруденции, богословию и медицине, так что выбор был прост и невелик), и лет десять работал частным преподавателем и стряпчим, что давало ему и достаточно денег для содержания родственников, и много свободного времени для чтения фолиантов и философских штудий. Потом он ещё сдал экзамены на должность профессора риторики и до самой смерти учил студентов в собственной alma mater (мечтой жизни Вико было преподавать на юридическом факультете, но получить эту намного лучше оплачиваемую и почётную должность тогда было нелегко -- жёстко тестировали кандидатов).

Практически всю жизнь он писал одну книгу (остальные работы малы и числом, и объёмом) — "Основание новой науки об общей природе наций", она и заключает в себе основные его идеи. Среди других философов своего времени он стоял как бы в стороне, может, поэтому потом его редко изучали — не знали, куда прицепить в программе курса философии. При жизни его не понимали, тезисы осмеивали, а потом долгое время о Вико знали только узкие специалисты — зато ценили по достоинству. В трудах самых знаменитых мыслителей от Гёте, Монтескьё и Руссо до Гегеля и Маркса можно найти ссылки на этого юриста-философа, намного обогнавшего своё время.

В России перевода его работ не было до XX века — все пользовались западными изданиями (их было три, последнее вышло в год смерти автора).
В 1920-22 годах в Москве была сформирована т.н. "Школа красной профессуры", в которой преподавали замечательные русские философы (большую часть из которых потом выслали из страны, либо сгноили в заключении, либо просто расстреляли). В то время запланировали издание серии философских трудов — одно из наиболее качественных в XX веке, потому что переводили на русский принципиально только с первоисточников, и умудрились в план протащить много такого, чего потом печатать особенно не давали, например, всего Гегеля пустили, воспользовавшись брэндом "предшественник Маркса".
Каким-то образом и Вико оказался в этом плане на издание. А план тогда — это такое дело, что если кто-то там стоит, то ты его по-любому издашь, если не будешь поставлен к стенке. Дошёл черёд и до Джамбатисто Вико. И тут оказалось, что первоисточник его книги написан на неаполитанском диалекте, который настолько отличается от итальянского, что итальянцы его почти не понимают, даже хуже, чем русские — чехов или поляков.
Стали искать по всей стране специалистов. А нету! Обратились в высшие инстанции, привлекли зловещие Органы — всё равно никого нет. Наконец разузнали, что до революции на всю Российскую Империю был один единственный специалист по этому неаполитанскому говору — знатный князь, на досуге баловавшийся филологии. Органы засуетились и вскоре нашли его следы на юге Франции, где гордо эмигрировавший (а по-простому — намыливший пятки) аристократ работал дворником, прозябая в бедности, но радуясь, что не разделил, например, судьбу Гумилёва.
О ситуации, как гласит предание, доложили самому Сталину. Иосиф Виссарионыч как человек глубоко начитанный значимость Вико понимал, а потому приказал беглого князя нанять, а буде заартачится — приволочь силой.
Рванули к князю-дворнику и сделали ему предложение, от которого он, вроде бы не могу отказаться — гонорар за перевод давали такой баснословный, что вряд ли какому другому переводчику когда-либо столько платили. Аристократ-филолог гордо отказался. Органы пожали плечами, выкрали его и бережно доставили в РСФСР, где умеющие убеждать люди быстро обрисовали возможные альтернативы. Князь всё понял и засел за перевод. Сколько лет он над ним корпел — история умалчивает, известно только, что когда работа была великолепно выполнена, советское правительство исполнило перед ним все взятые на себя обязательства и с почётом доставило князя на то же самое место, откуда взяло, со всем причитающимся богатством.
Вот так полезно знать редкие языки, когда правительству на учёных людей никаких денег не жалко. Да и подход издательств к переводу с современным не сравнить.



ПС. Сегодня имя Вико уже намного популярнее (переводы его работ вышли во всех европейских странах в 50-х годах), даже статую перед университетом воздвигли, так что информации о нём — море.
Если кратко, то изучение его может быть интересно идеями о сути культуры, взаимосвязи составляющих её элементов и об особой ментальности, присущей культурам разных обществ — в этом направлении философы стали мыслить только во второй половине XX века. У Вико можно, например, найти мысли, которые потом развивали Гегель, Шпенглер, Лев Гумилёв.
This page was loaded ноя 16 2019, 12:18 am GMT.