?

Log in

No account? Create an account
antoin
Cry 'Havoc!', and let slip the dogs of law!
antoin — происшествия — ЖЖ 
18-мар-2014 11:54 pm - Возвращение Кале
Duke of Alba
По необъяснимому порыву вдруг перечитал старую статью Дэвида Поттера о возвращении Кале герцогом Гизом (David Potter. The duc de Guise and the Fall of Calais, 1557-1558 //The English Historical Review, Vol. 98, No. 388 (Jul., 1983), pp. 481-512). Очередное подтверждение тезиса, что дилетанты изучают стратегию, а профессионалы — логистику: пусть англичане не слишком хорошо подготовились к обороне, но герцог де Гиз был велик, а кампания примечательна вовсе не нюансами прямого столкновения, а тем, как быстро после недавних сокрушительных поражений французы сумели воссоздать мощную армию, и тем, как они той славной зимой постепенно преодолели проблемы ежедневной поставки в войско более 60 000 краюх хлеба ежедневно (ладно мука — а представьте, каково зимой искать дрова для печей), не говоря о прочих припасах. Поиск денег и солдат на этом фоне выглядел самой маленькой проблемой. Не зря известный Блез де Монлюк заявлял, что герцог хорошо бы заработал, стань он писцом: ежедневно Гиз строчил кучу писем. Именно благодаря постоянной административной работе стало возможно внешне лёгкое возвращение под власть короны Кале, этой самой болезненной утраты Франции.

«…Первые несколько месяцев после освобождения были очень опасными, и то, что нехватка людей и припасов не привела к катастрофе, в основном объясняется неспособностью ни англичан, ни бургундцев собрать силы. <…>
Кале неизбежно должен был повлечь серьёзные проблемы. Уже в мае 1558 г. на неофициальных переговорах кардинала Лотарингского и Гранвелля в Перонне было прямо сказано, что ни при каких обстоятельствах Генрих II не согласится вернуть Кале. Ещё раз эта точка зрения была ясно выражена в Серкампе в октябре-ноябре; король несколько раз сказал, что он скорее расстанется со своей короной, чем с Кале. Это создало положение, максимально близкое к отказу от переговоров… В критические дни середины ноября, когда под давлением коннетабля и его фаворита король отверг предложения Гиза, он объявил предварительно Малому Совету, что решил принять требования короля Филиппа, но остался твёрд в желании удержать Кале. Смерть Марии Тюдор задержала переговоры на два месяца, когда всё было решено, кроме отдельных деталей и судьбы Кале. <…> Поведение испанского короля, конечно, имело ключевое значение, пока он ещё надеялся получить Англию в союзники, добиваясь руки Елизаветы. Провал этого плана имел очевидные последствия. Видам Шартрский сообщил, что французские и испанские представители в Като-Камбрези согласились не позволять вопросу Кале задерживать переговоры. Отныне все английские надежды сохранить Кале дипломатическим путём стали иллюзиями.

Анализ кампаний 1557-1558 гг. особенно полезен для изучения механизма проведения военных операций, а также показывает истоки доминирования Гиза при французском дворе. Очевидно, что кампания эта не была ни такой прямолинейной, ни такой лёгкой, как может показаться с первого взгляда. Но кроме английской и бургундской некомпетентности руководство кампанией и сохранение Кале после его захвата многим были обязаны точному планированию и энергичным усилиям, порождённым сотрудничеством герцога де Гиза и кардинала Лотарингского. <…>  Современные оценки, конечно, вскормлены самим герцогом, но историческое и практическое значение освобождения значительны. Захват стал сильнейшим унижением для Англии, возрождением Франции после катастрофы Сен-Кантена, и, возможно, краеугольным камнем мифа о непобедимости Гиза».
25-сент-2012 11:12 am - England Expects
captain


Смерть генерала Вульфа (1759), омрачившая завоевание Квебека, стала одним из важнейших эпизодов в мифологии Британской Империи, и можно было ставить тельца против яйца, что художники тоже не пройдут мимо. Но интересна разница в подходе к сюжету.

Эдуард Пенни выставил картину о смерти генерала Вульфа в 1763 году (1764). Пенни вовсе не был поклонником принципа "warts and all", но считается, что он довольно точно изобразил это событие: бледный Вульф лежит в нескольких ярдах от ведущего огонь пехотного строя, а рядом с павшим героем написаны именно те, кто был рядом в ту минуту по мнению очевидцев: "Многие из тщеславия приписывали себе честь быть рядом в его последние минуты; но лейтенант Браун из Луисбургских гренадёров 22-го полка вместе с мистером Хендерсоном, волонтёром той же роты, и неким гражданским лицом были тремя людьми, которые вынесли его светлость в тыл. Это увидел один артиллерийский офицер и немедленно поспешил на помощь. И это все, кто был подле генерала в его смертный миг" (капитан Джон Нокс).

Бенджамин Уэст выставил свою картину в 1771 году, и о точности уже речи не шло. Вульф специально изображён в позе снятого с креста, вокруг стоят его офицеры (которые в тот миг были совсем в другом месте), а рядом сидит индеец, хотя Вульф презирал их, считал дикарями и запрещал брать их на службу. Получилось что-то вроде иконы с мучеником Империи. Тем не менее, именно картина Уэста имела бешеный успех и стала канонической. Она считается самой репродуцируемой картиной XVIII века (он сам написал 4 копии).



Рассказывают, что в 1801 году, вскоре после Нильского сражения, Нельсон выразил Уэсту своё восхищение картиной о смерти генерала Вульфа и спросил художника, почему он больше не писал таких же сильных произведений. "Потому что, милорд, персонажей таких больше нет," - отвечал Уэст. "Чёрт побери, - сказал Нельсон. - Я не подумал об этом". "Милорд, - сказал тогда художник, - я боюсь, что ваша отвага может подарить мне ещё один похожий сюжет, и если это случится, я обязательно использую его". "Обещаете, мистер Уэст? - спросил адмирал. - Тогда я надеюсь погибнуть в следующей же битве".

Уэст сдержал слово так, что его никто не смог упрекнуть: на смерть Нельсона он написал три картины.

P.S. В качестве финального штриха вспоминается также картина Томаса Дэвидсона "Слава Англии" (1890).
Tywin Lannister
Сегодня Готтфрид (Гёц) фон Берлихинген известен главным образом благодаря своей железной руке — примечательному протезу, с помощью которого он мог уверенно держать перо, карты, поводья, меч и копьё (а какой хук справа!). То есть, понятно, что биография этого рыцаря была тем ещё романом, но именно увечье выделило Берлихингена из десятков таких же сорвиголов, придав его образу мрачную необычность.
Однако, повышенное внимание к удивительному протезу и его носителю возникло далеко не в XVI веке — оно опирается скорее на Гёте и его последователей (в конце концов, приписанная Берлихингену известная нецензурная фраза «er kann mich im Arsche lecken» — тоже продукт немецкого поэта-романтика). Что уж говорить про произведения, в которых руке Берлихингена приданы магические свойства...


те самые руки, первая и вторая


Интересно то, как о железной руке писал сам Гёц в мемуарах. Например, схватку, в которой он (в 23-24-летнем возрасте) лишился правой руки, он описывает достаточно подробно, но совершенно отстранённо. Как всякий уважающий себя ренессансный воин, Берлихинген не делится с читателями какими-либо переживаниями и эмоциями по поводу боли и увечья — он пишет лишь о том, как впал в полное отчаяние и даже просил бога о смерти, поскольку без правой руки перестал быть воином. (Здесь современные учёные пускаются в многомудрые, но не вполне уместные рассуждения о средневековом отсутствии осознания себя как индивида, что влекло невозможность мыслей о смене военной профессии).Читать дальше...Свернуть )
17-мар-2011 02:15 pm - Cromwell, Our Chief Of Men
Dragoon
Сегодня почему-то хочется вспомнить Оливера нашего Кромвеля...


редкий случай, когда ржавчина не портит, а украшает статую


Один общий сюжет историй до-телевизонной эпохи имеет свой вариант в отношении Кромвеля. Уайтлок рассказывает, как однажды Кромвель и Айртон заехали к нему в гости, засиделись допоздна и на обратном пути их карету остановила для досмотра городская стража. Стражник попросил путников назвать свои имена, но не поверил, что перед ним и правда два героя гражданских войн и ирландских кампаний. Для выяснения личностей Кромвеля и Айртона заставили прогуляться «в отделение», где потребовалось немало времени, чтобы наконец кто-то смог их опознать. По словам Уайтлока, это происшествие привело Айртона в ярость, а вот Кромвель всё хохотал и в итоге наградил солдат и офицера двадцатью шиллингами за примерную службу.
15-ноя-2009 02:23 pm - 72 000 Генриха VIII
captain
Когда речь заходит о Генрихе VIII многие любят говорить, что он казнил 72 000 человек. Особенно эта цифра нравится тем, кто пытается доказать исключительное милосердие Ивана Грозного по сравнению с современниками (хотя сравнение зверств, имхо, затея совершенно бессмысленная).

Но хочется напомнить, откуда эта цифра взята. В 99% случаев называющие её вообще не приводят источника или переписывают друг у друга. В 1% ссылаются на Холиншеда, издавшего свою хронику через четверть века после смерти Генриха VIII.

А на самом деле писал это не Холиншед, а его коллега Уильям Харрисон в книге 1557 года (http://books.google.co.uk/books?id=4qwDICPz6OoC&pg=PA193&dq=), который ссылался на итальянского астролога Джироламо Кардано, который в свою очередь ссылался на епископа Лисьё. Более того -- речь шла не об абстрактных казнях, а о том что якобы 72 000 - это только бродяги и воры, казнённые в последние два года правления Генриха VIII, т.е. в 1546-1547 (жёны и политические враги нот инклюдед). По мнению Харрисона, что интересно, казнить этих негодяев было правильно, и хорошо бы казнили больше, а то после смерти Генриха совсем спасу не стало от бандитов.

Для справки, 72 тысячи это полтора тогдашних Лондона, а всего в Англии тогда было около 3 млн. А акт, предусматривавший увечье при рецидиве бродяжничества и смертную казнь при третьей поимке действовал только с 1536 по 1542г. (C. S. L. Davies. Slavery and Protector Somerset; The Vagrancy Act of 1547. // The Economic History Review, New Series, Vol. 19, No. 3 (1966), pp. 535), плюс по нему для признания человека бродягой все три раза нужно было предложить ему нормальную работу со среднерыночной зарплатой, и только если он отказывался, а три добропорядочных человека подтверждали, что он бродяжничает и побирается, он признавался бродягой (это было сделано для отсеивания обычных безработных от профессиональных бомжей, которые работать вообще не желали).

Любили католики Генриха, да.

Соответственно, увидев в чьём-то тексте эту цифру, есть основания не верить всему тексту.

Ещё по теме:
огораживания
уголовное право Тюдоров
captain
Набрёл на ранее не виденный этюд Альбрехта Дюрера к его знаменитой гравюре Ritter, Tod, und Teufel. ОМГ, она в цвете! А мелкие детали! Но что это за колокольчик с дубовыми листьями на основании хвоста?

captain
В то время, пока все люди работали на благо обществе, нашлись такие зануды, которые посчитали, кто сколько народа перебил в Илиаде (The Casualty Lists in the Trojan War. C. B. Armstrong, Greece & Rome, Second Series, Vol. 16, No. 1 (Apr., 1969), pp. 30-31).



На восьмом месте вождь золотоносных Микен: Агамемнон выступал в книге гораздо лучше, чем в недавнем фильме, уложив 14 троянцев.

На седьмом месте скромняга Тевкр, который вместо размахивания копьём и мечом предпочитал шмалять троянцев далёкоразящими стрелами из-под щита братца-терминатора. Насмерть зашмалял 15 поименованных врагов, пока Зевс ему лук не сломал.

Шестое место себе обеспечил хитромудрый сын Лаэрта, вынужденно отметившись 17 троянцами. Размялся маленько, короче, перед джыдайским возвращением к Пенелопе и женихам.

Неожиданно остановился всего на пятом месте сильномогучий Аякс Теламонид, нашинковав 20 и ранив ещё 12 конеборцев Приама. Брал качеством, видимо.

На четвёртом — поздно преодолев воспетый Афиной гнев, Ахиллес собрал всего 23 скальпа, зато каких!

Третье место у Патрокла, который раньше друга выбрался из палатки и за крайне короткое выступление успел покромсать аж 27 человек.

Второе место заслуженно получает зверюга Диомед, порешив 22 поименованных и 12 безымянных троянцев. Учитывая, что он ещё отметился и тем, что ранил двух богов, результат впечатляет.

А вот на почётное первое место пролез каким-то образом (точнее по милости Зевса и в компенсацию за скорую смерть) шлемоблещущий Гектор, убив 28 поименованных ахейцев и кучу безымянных. Правда, никого особо известного он так и не завалил, всякий раз когда пытался наскочить на пацана ранга Аякса, то получал неслабых люлей, ну а Патрокла отважно поразил только после того, как злосчастного обезоружил Аполлон и ещё кто-то пырнул в спину.

Странно, что в рейтинге нет Энея, который выступал вполне достойно. Ничего, у Вергилия он зато вне конкуренции, просто комбайн «Коммунар».

Всего же говорится о 61 убитом ахейце и 208 троянцах. Самое интересное, что у Гомера можно найти двадцать воинов, убитых дважды. Если разделить на тёзок с разных сторон, то всё равно остаётся восемь живучих героев. Например, Гипподамас сначала был убит Одиссеем, но ничего, оправился, чтобы потом «реветь подобно быку», погибая от руки Ахиллеса. Но это блёкнет перед примером монстров, которых потребовалось забить трижды. Кромия убивали Диомед, Одиссей и Тевкр; Меланиппа — Тевкр, Менелай и Патрокл; Туна — Диомед, Одиссей и Антилох.
2-мар-2006 11:11 am - Юристы шутят
happy
В 70-е годы XIX века в Америке орудовала исключительно ловкая банда фальшивомонетчиков, которую никак не удавалось поймать. Наконец, одного преступника всё же сумели зацапать. Тогда его дерзкие коллеги решили украсть тело Авраама Линкольна из мавзолея в Спрингфилде, чтобы выставить властям ультиматум. Благодаря доносу какого-то добропорядочного гражданина, полиция устроила засаду и изловила покусившихся на святое злоумышленников с поличным.
Но на суде возникла небольшая заминка — арестованные сослались на отсутствие закона, запрещающего похищать мёртвые тела. Этот ход казался им исключительно ловким.
Их осудили за кражу дорогущего президентского гроба.

У нас в стране была похожая история, после которой в советском УК появилась статья за глумление над телами покойных и т.п. действия.
31-июл-2003 09:52 am - 31 июля.
captain
"Гавуаля очень обеспокоил последний вылет Сент-Экзюпери, когда в результате выхода из строя одного из моторов ему пришлось лететь на малой высоте, и он только чудом уцелел, попав под вражеский огонь. Случилось это как раз в день 44-летия самого старого лётчика второй мировой войны. Тогда счастье улыбнулось ему, как не раз прежде, во время всякого рода передряг, в которые он так часто попадал. Гавуаль однако хотел отговорить его от дальнейших полётов. Сент-Экзюпери на сей раз возразил, утверждая, что он отвечает за то ,что написал, и за судьбы своих читателей, которые на его призыв откликнулись делом и заплатили за это жизнью. Поэтому он будет сражаться до последнего дня. Он говорил, что погибнет во время вылета, что эта смерть вписана в книгу его судьбы. После долгого разговора Сент-Экзюпери оставил Гавуалю на сохранение чемоданчик с рукописями и просил в случае его смерти передать чемоданчик указанному им лицу. По словам Гавуаля Сент-Экзюпери не докончил фразы и отвернулся, так как его душили слёзы. Гавуаль вышел взволнованный и взбудораженный это беседой.

С согласия американского командования было решено 1 августа 1944 года сообщить Сент-Экзюпери о запланированном десанте на побережье Прованса. Лётчик, посвящённый в подобного рода военную тайну, по уставу должен был быть отстранён от полётов. На сей раз, казалось, хитрость не может не удаться. Но по установленной очерёдности полётов Сент-Экзюпери выпал день 31 июля 1944 года. Из этого вылета он не вернулся.

"Днём, - пишет Жюль Руа, - лётчики из эскадрильи Гавуаля пригласят девушек и будут танцевать на набережной. В авиации чтят память погибших тем, что думают обо всём том, что они любили: за весёлым столом и в свете женских улыбок... Ещё накануне Сент-Экс точно таким же образом отмечал гибель своего товарища лейтенанта Меридита, а до того - гибель многих других. А теперь он сам стал этим отсутствующим товарищем..."

Верно одно - что он умер за штурвалом "Lightning P-38", а стало быть, на самом краешке крыла молнии..."
This page was loaded ноя 16 2019, 12:25 am GMT.