?

Log in

No account? Create an account
antoin
Cry 'Havoc!', and let slip the dogs of law!
antoin — наука — ЖЖ 
6-фев-2012 03:07 pm - IX
captain


Стыд какой: сегодня этому журналу исполнилось аж девять лет. Чувство неловкости, неизбежной при мысли о столь знаменательной дате, отчасти умалено лишь тем, что желание написать пост возникает у меня всё реже.

Секрет преодоления пагубного зуда в области пальцев и клавиатуры очень прост, и я смело могу поделиться им с другими страждущими.

Главная успокаивающая мысль весьма банальна, но при этом многими забыта: вас всё равно поймут не так, как вы хотите. Мне больше всего нравится, как это выразил sam_newberry в рамках дружеской критики: «У преподавателей, юристов и учёных есть заблуждение — что всё можно объяснить словами. А это не так. Как ни оттачивай формулировки, как ни разжёвывай подробности, как ни вычищай двусмысленности, каждый услышавший/прочитавший всё равно увидит что-то своё. Потому что единого информационного поля нет. И объективности нет. Каждый из нас живёт в своей собственной личной матрице и видит окружающий мир сквозь очень мутное и очень кривое стекло своего мировоззрения. И понимают друг друга те, у кого матрицы похожи и коэффициент преломления стекла близок. а прочие не способны понять в принципе. Психология — грустная (лже)наука, да».Читать дальше...Свернуть )
4-фев-2011 02:29 pm - тем хуже для теорий
captain
Я уже когда-то упоминал, что недолюбливаю исторические книги, основанные на какой-то простой и чёткой концепции. Точнее, книги, автор которых сначала придумал гипотезу, а потом уже подобрал факты, чтобы её доказать. Результат обычно намного хуже, чем у авторов, которые сначала изучили материалы, а потом обнаружили, что в ходе изучения сами собой проявились интересные закономерности и выводы. Изначально-то, без погружения в материал, можно придумать только очень примитивную гипотезу, и если она потом подтверждается без изменений, значит что-то не так с исследованием.

Но ещё хуже, если подмявшая факты теория по своей сути негативна. Например, в последнее время я в поиске новых статей по истории и праву постоянно натыкаюсь на опусы каких-то арабских авторов, задавшихся целью во что бы то ни стало обругать европейскую цивилизацию. Такие, знаете ли, мерялки школьного уровня на тему у кого что раньше изобрели, кто больше народа казнил, у кого больше книг издали, кто лучше воевал и т.д. Вплоть до претензий на то, что ряд институтов европейского права был скопирован из мусульманского. Среди европейцев такой уровень, всё же, уже редок для серьёзных журналов, детство давно отыграло, проблема сегодня скорее наоборот в благостном мульти-культурализме пополам с самобичеванием.
Понятно, что степень обоснованности подобных арабских заявлений совершенно разный, от имеющего здравое зерно до настоящего бреда (что чаще, особенно в области права), но в любом случае эти статьи просто невозможно серьёзно читать и обсуждать. Тон и способы аргументации выводят их за грань научного подхода. Жаркое желание отстоять свою концепцию влечёт ересь логических уловок, передёргиваний, утрирования и прочих нечестивых приёмов, доходящих порой до почти дословного плагиата анекдота о беспроводном интернете у древних славян.

Если бы все эти люди писали спокойнее и ставили целью просто описание истории или права родной страны, могли бы получиться хорошие исследования, которые вошли бы в научный оборот, но плохо скрытая агрессия в отношении других стран убивает всё хорошее в их работах на корню. Очень жаль, но зато это хороший урок и возможность взглянуть и на себя со стороны.

А радуют меня больше всего даже не просто спокойные авторы, а эдакие позитивные энтузиасты. Такие, которые хотят не доказывать гипотезы, а просто поведать читателям о том, что им интересно, а потому пишут увлекательно и живо, словно конкистадоры, которые с горящими глазами и восхищением рассказывали о красоте Нового Света. Секрет прост: с ума сойти, сколько сил и времени люди порой тратят, рассказывая о том, что им не нравится, вместо того, чтобы ту же энергию лучше направить на описание того, что нравится. Даже если пишешь всего лишь в блоге.
7-апр-2010 01:19 pm - +1
captain
http://freakup.livejournal.com/474716.html интересные цитаты про конкистадоров и индейцев

Вообще, интересно было бы посмотреть на дискуссию современных мульти-культи и заслуженных титанов типа МакНила. Есть ощущение, что МакНил этих молодчиков чисто на фактологии и эрудиции размазал бы в лепёшку, поскольку важнейшей чертой мульти-культи является подмена спокойного научного подхода — истеричной демагогией и пафосом, когда любая критика для начала вымарывается в грязи как аморальная («как вы можете защищать палачей?!»), а свои ошибки оправдываются благой целью («зато мы помогаем диалогу культур»).
6-ноя-2008 02:27 pm - Шиллер-историк.
captain
Дотянулся до эпохального труда Шиллера про Тридцатилетнюю войну. Был сметён мощью немецкого гения. Немедленно осознал ущербность своего скучного, пресного языка. То ли дело немецкий романтизм... В то время, как современные историки дотошно анализируют многочисленные факторы, боятся поспешных выводов и вообще подходят к войнам цинично и приземлённо, научный труд Шиллера рождает в воображении поистине эпические картины.
...Вся Европа покрыта мрачной тенью испанско-габсбургского католицизма, который угнетает всё свободное и творит неописуемые злодеяния! Малы и окружены со всех сторон очаги протестантского сопротивления! «Реформация сделала испанское иго невыносимым для нидерландцев; она пробудила в этом народе стремление и мужество сбросить с себя ярмо; она же более всего дала ему и силы для этого подвига»! Англия упорно противостоит жестокой мести Испании, стремящейся стереть с лица земли этот оплот свободы! Но «победоносная мощь истины» помогает гугенотам во Франции и лютеранам в Германии в их неравном бою! Силы Света, Добра и Справедливости изо всех сил сражаются во имя всеобщего благоденствия с «исступлённым католическим фанатизмом»...

Вот как-то так, именно с подобным лексиконом и обилием восклицательных знаков. Шарль де Костёр, видимо, прилежно слизывал у Шиллера сочные образы, высунув язык.
Немецкий романтизм не знает преград в достижении поставленной цели, и тем хуже для исторических фактов, если они не влезают в теорию. Если надо, чтобы Валленштейн был кровопийцей, значит он выудил из несчастных германских земель 60 миллиардов гульденов, не меньше. Если католики устанавливают какие-то формальные ограничения для протестантского богослужения — это террор и кровавый папизм на марше, а если протестанты, получив власть, оставляют католикам из всех церквей одну часовню и запрещают всякие праздничные процессии — это ребята просто погорячились, но ничего плохого, с кем не бывает. Если протестанты поднимают вооружённый мятеж — то это вынужденная мера, которую надо встречать со слезами радости, а если этот мятеж потом подавляется и влечёт ужесточение законов, то это свидетельство вечной злобности папистов. Если протестантская армия Мансфельда и Христиана Брауншвейгского вовсю грабит Эльзас — то это токмо по необходимости и во имя торжества всепобеждающей истины, а если грабит местное население собранная для отражения протестантского нападения армия Тилли — то это католическое иго и не имеющая прощения жестокость. Соответственно, все победы протестантов — это результат торжества Истины и мужества над ложью и тьмой, а поражения протестантов — вынужденные уступки превосходящей численности или ещё каким несправедливым преимуществам. Ну и так далее. Особенно умилило, что в лагерь Светлых зачислена и Франция, которая видите ли не имеет иной исторической цели кроме как покончить с угнетением свободы, которую несёт Испания и австрийские Габсбурги. Главное, что как бы кровава ни была Тридцатилетняя войны, зато «свободной и непорабощённой вышла Европа из этой страшной войны».

Короче, историчности в этом научном труде Шиллера не больше, чем в пьесах того же автора. Тотальное сведение всего только к одному фактору само по себе плохо, но сведение всего только к вопросам религии хуже других вариантов.
Доставляют и отечественные комментарии к этому опусу, написанные по всем канонам советской исторической науки. Там богато. «Захватнические планы испанской деспотии», многочисленные «неудачные заговоры, инспирированные Филиппом II и католической церковью против Елизаветы» как единственная причина Армады, меткие выводы типа «[Тридцатилетняя война] повела к дальнейшему усилению зависимости крестьян от феодалов-землевладельцев» и «к усилению реакции», злодействующие «феодально-аристократические клики» Гизов, знакомые формулировки про всеобщее возмущение народов, победу революционных сил, предательство народного движения, поддержку широких слоёв буржуазии и городского плебса... Основной научный метод таких говноисториков -- упростим всё до такой степени, чтобы упрощение стало искажением в нужную партии сторону.
Схожее чувство дежа-вю у меня возникло, когда я недавно заглянул в книжонку некоего Каргалова про русских полководцев XVII века. Вроде 1990 год издания, а в предисловии к ней — сплошные лизоблюдские цитаты из Ленина-Маркса-Энгельса и феерический бред в описании европейской политики и военного дела.
4-май-2008 02:53 pm - Железнобокие
captain
Все знают, что в период Английской гражданской войны существовало прозвище «железнобокие», но что оно точно значит, неизвестно. По одним данным, так называли кавалеристов первого полка, собранного Оливером Кромвелем. Другие так называют вообще всю конницу Парламента. Третьи идут дальше и относят это название ко всей английской коннице того периода. Все вроде бы согласны, что “Old Ironsides” изначально было прозвищем самого Кромвеля, но неясно ни когда он его заработал, ни почему (было мнение, что его так назвал противник, принц Руперт).

Есть только гипотезы. Полностью развенчана уже теория, что «железнобокими» кавалеристы Кромвеля были за счёт более тяжёлых доспехов, чем у кавалерии роялистов. В The Perfect Politician, биографии Кромвеля, написанной в 1660 г, конечно, написано, что "Being thus blest with a Troop, he augments his Strength, making it up a thousand Horse; whose Riders being stout and valiant, he took a course to preserve, by Arming them cap-a-pe, after the manner of the German Crabats: whence in those days he was commonly stiled Iron-sides", но автор явно ошибается. Закованные в доспехи cap-a-pe «с головы до пят» всадники были в Англии редкостью, так что вряд ли они были среди первых солдат Кромвеля, так что не сказать, чтобы доспехи стали причиной их «железнобокости».

Другая гипотеза гласит, что прозвище кавалерии Кромвеля отражает её дисциплинированность и стойкость в битвах. Эти качества на самом деле довольно преувеличены и мифологизированы, но вполне может быть, что о «железнобоких» стала писать распространённая тогда парламентская пропаганда.

В общем, сплошные непонятки. Хотя, если бы этот вопрос имел какое-то существенное значение, кроме чистого любопытства, он бы наверняка уже был раскрыт учёными.

66,29 КБ
Cromwell at Dunbar c. 1650 by Andrew Carrick Gow
happy
Это вторая, заключительная часть текста, первую половину которого я выложил вчера. Она более интересна — потому что сама историческая школа интереснее естественно-правовой. Кроме того, на её примере видно, каким было влияние на развитие науки права самодержавия и как российская юриспруденция соотносилась с западной во времена Российской Империи.Читать дальше...Свернуть )
captain
После некоторых размышлений решил всё же поделиться с читателями текстом, написанным в рамках сдачи кандидатского минимума по истории и философии науки. В конце концов, здесь достаточно много друзей-коллег, да и неюристам это может быть интересно. Кроме того, как это видно из названия, я писал не о развитии цивилистики вообще, а только о науке, поэтому вместо, например, тонкостей развития института залога недвижимости или особенностей юридического статуса монахов здесь описываются научные закономерности, которые могут иметь аналоги и в других областях.Читать дальше...Свернуть )
13-мар-2006 10:55 am - Джек Келли. «Порох».
captain
Эта книга — отличный пример того, как можно написать хорошую книгу в жанре «популярной истории». На первый взгляд её тема малопродуктивна — не всем будет интересно узнать подробности изготовления и применения пороха в различные эпохи, — но сухие факты, похожие на главы школьного учебника химии, автор умело вложил в оболочку увлекательного рассказа. Ведь как бы скучен ни был процесс перетирания селитры, серы и угля, использование результата этой процедуры куда более любопытно.
Здесь нет строгости научного подхода, а список использованной литературы спрятан в самом конце, но зато книга придётся по нраву даже тем, кто кроме художественной литературы ничего в руки не берёт. Большинство того, о чём пишет автор, любителям истории прекрасно известно, и можно бы даже указать на недостаточную глубину некоторых глав. Это было бы недостатком, если забыть о цели книги — она написана не для того, чтобы расширить знания профессионала, а чтобы увлечь всех остальных, и потому важнее всего её живой и быстрый стиль изложения, который, по правде сказать, лучше всего удаётся американским историкам.

Конечно же, некоторые выводы автора несколько страдают от его погружённости в предмет: Келли не раз чересчур преувеличивает роль пороха, объявляя его чуть ли не основным импульсом научных открытий и социальных изменений. Также, нельзя согласиться с его мнением о роли пороха на войне, где он будто бы привёл к исчезновению рукопашных схваток уже при появлении аркебуз, — ведь и сам автор указывает, что до появления нарезного оружия в бою лишь полпроцента пуль попадало в цель. Рыцарское же вооружение исчезло, испугавшись вовсе не ручного огнестрельного оружия, чьи выстрелы кирас почти не пробивали, а массового использования артиллерии.
Забавно выглядит и попытка автора объяснить, почему в Китае, родине пороха, совершенствование его изготовления и применения происходило столетиями, а в Европе с XIV века чуть ли не каждое десятилетие отмечено значительным открытием в этой области. Оказывается, китайцы и японцы не потому так безнадёжно отстали, что не умели изобретать новое с такой же скоростью, как европейцы, а из эстетических соображений и тяги к прекрасному, которым претила возня с выжиганием угля и собиранием селитры из навоза. Вот и встретили английские войска в Китае в XIX веке бомбарды XV века, сделанные некогда португальскими иезуитами.

Понятно, что именно пороховая мощь стала причиной того, что малочисленные отряды европейцев покорили и колонизировали другие народы. Повествуя об этом политкорректный автор напоминает советских бичевателей колониализма.
Впрочем, он везде пишет о событиях прошлого с современной точки зрения, поэтому и получаются вот такие строки: «...Морской бой кажется верхом безумия. Две команды бедных, неграмотных людей, больных цингой, насильно уведённых из дома и запертых на корабле, палят друг в друга прямой наводкой из огромных пушек — ритуал почти непостижимой дикости и варварства. И то, что этот ритуал достиг расцвета именно в век Просвещения, — глубокий парадокс, объяснить который не в состоянии ни одна теория политических конфликтов».
Типичная точка зрения сторонника теории «бессмысленных войн». Чрезмерная чувствительность и намеренная концентрация на страданиях и лишениях не позволили Келли понять, почему же на Трафальгарской площади возвышается колонна с ненавистным ему адмиралом Нельсоном, а история флота вызывает у англичан гордость, а не стыд. Не понял Келли и того, что в бесчеловечности Просвещения нет никакого парадокса — это было лишь прямое следствие сущности той эпохи... Впрочем, достоинств книги это не умаляет.

П.С. Поскольку автор американец, готовьтесь к большим главам про Войну За Незалежность и Гражданскую. Тоже увлекательно описано, хотя обычно эта тема была мне скучна.
30-сент-2005 09:52 am - Религия и наука
captain

Каждый год в Древнем Египте проводилась интересная церемония, которая могла бы донельзя умилить туристов своей самобытностью и оригинальностью. С огромной помпой и в сопровождении толп придворных разодетый в золото фараон подъезжал к Нилу на троне, несомом чернокожими невольниками. По мановению монаршей руки назначенный для этой великой миссии вельможа торжественно подходил к водам Нила и опускал в них свиток.

В этом свитке был приказ фараона Нилу разлиться и напоить живительной влагой мать-сыру египетскую землю. Ждать исполнения приходилось недолго. Нил стремительно разливался. Подданные благоговели перед божественным фараоном, осенившем их страну своим благим правлением.

Естественно, этим триумфом фараон был обязан своим мудрецам-астрономам, которые с точностью до дня могли предсказать день, когда Нил выйдет из берегов.

Сходное сугубо научное объяснение имеют многие другие чудеса, приписываемые верующими своим богам и святым. Многие из ухищрений были настолько уникальны и так обгоняли своё время, что говорить о ненависти религии к науке не приходится. Всё их противоречие не в методах, а в целях. И мне всегда было безумно интересно, какие же знания скрывались в недрах церквей, ведь их частные проявления скорее всего лишь верхушки айсбергов. Не говоря о тех чудесах, которым объяснение пока ещё не дано — что же стоит за ними?

This page was loaded ноя 16 2019, 12:19 am GMT.