?

Log in

No account? Create an account
antoin
Cry 'Havoc!', and let slip the dogs of law!
antoin — животные — ЖЖ 
captain
Есть такие эпизоды в истории, которые заменяют историкам летние киноблокбастеры — эпизоды, которые не наводят ни на какие размышления, а просто радуют красивой картинкой. Взять например битву при Хушабе.
Предыстория: британцы вторглись в Персию, чтобы отмстить ей за захват афганского Герата, немножко повоевали и помчались обратно к своей базе в порту Бушир, а большая персидская армия 7 февраля 1857 года внезапно поймала британцев в ловушку и вынудила принять сражение.
Гвоздём программы стала атака эскадрона 3-его полка Бомбейской Лёгкой Кавалерии на каре персидской пехоты. Персы были обучены сражаться в европейском стиле, так что не дрогнули перед британскими всадниками. По всем правилам, кавалерии полагалось отступить. Во главе эскадрона, как обычно, скакали офицеры, и среди них был лейтенант по имени Артур Томас Мур. Его конь заартачился перед стойким пехотным квадратом, но Мур сумел совладать с ним, пустил в карьер и заставил совершить безумный прыжок через штыки. Животное обрушилось на пехотинцев и, естественно, умерло (жаль лошадку), а Мур умудрился сломать при падении саблю. Казалось бы, не подняться уже британцу выше чина лейтенанта, но он отважно защищался оставшимся в руке обломком, пока не подоспела подмога. Мёртвый конь оставил в стене персидского каре хорошую брешь, и в неё тут же ворвался британский эскадрон, кроша пехоту саблями налево и направо. Кавалеристы промчались сквозь квадрат, повернулись и промчались обратно, вырезав все пять сотен персов, кроме двух десятков, сумевших спастись.
Поразительно, но лейтенант-терминатор уцелел: когда его уже готовились нанизать на штык, вовремя прискакал капитан Джон Грант Малькомсон и спас коллегу из мясорубки. Мур и Малькомсон получили в итоге по Кресту Виктории. Мур ещё успел хорошо подраться в ходе Индийского Мятежа, и вышел в отставку как почётный генерал-майор в 1891 году. Вот ведь удачливый дядька...

captain
Битва при Марстон Муре закончилась победой армии Парламента, но Кромвелю некогда было пить из праздничных кубков. Хищными птицами его кавалеристы неслись через поля Йоркшира, преследуя остатки роялистов. Наконец, даже Старина Железнобокий устал и дал отдых измученным коням и людям. Приближалась ночь, и пора было искать ночлег.
Ближе всего оказалось поместье сэра Уильяма Инглби. В отряде Кромвеля оказался офицер, бывший родственником семьи Инглби, так что Оливер не мог бы найти лучшего вестника. Офицер отправился в поместье, назвал себя и получил аудиенцию у хозяйки. Пустить Кромвеля на ночь леди категорически отказалась. «Подобных типов тут никогда не будет! — заявила она. — И у меня достаточно сил, чтобы защитить себя и дом от любых мятежников». Её родственник, в свою очередь, постарался обрисовать, что будет, если леди совершит невообразимую глупость и окажет сопротивление. В итоге хозяйка всё же согласилась принять проклятого генерала Парламента, но это потребовало чертовски долгих уговоров.
Кромвеля и его бряцающую оружием и доспехами свору она встретила на пороге, заткнув за фартук пистолеты. Первым делом леди заявила: «Надеюсь, что ни вы, ни ваши солдаты не будете вести себя неподобающе». Кромвель со смехом обещал ей это. Затем хозяйка провела их в дом, но целую ночь просидела, бдительно наблюдая за незваными гостями. Утром, когда Кромвель собрался в дорогу, она сказала ему: «Хорошо, что вы вели себя столь мирно. Иначе вы бы не покинули этот дом живым!»


"Кромвель после битвы при Марстон Муре"
(Знаю, что была тут эта картина, но очень уж она мне нравится)
captain
Из путевого бревиариума Конрада Грюнеберга о подготовке к плаванию в Иерусалимское королевство в XV веке: «Купи кровать, четыре полотняных простыни, матрац, две наволочки, две подушки, набитые перьями, одну кожаную подушку, ковёр и большой сундук. Ложись в постель чистым, и не будут вши да блохи чересчур докучать тебе. Запасись вином и питьевой водой и не забудь заготовить сухари двойной или тройной закалки. Они не портятся. Закажи в Венеции большую клетку с насестами: в ней ты будешь держать птицу. Затем купи свиные окорока, копчёные языки да вяленых щук. На корабле кормят лишь дважды в день. Этим ты не насытишься. Вместо хлеба там дают большей частью старые сухари, жёсткие, как камень, с личинками, пауками и красными червями. И вино там весьма своеобразно на вкус. Не забудь о полотенцах для лица. На корабле они всегда липкие, вонючие и тёплые. Затем позаботься о добром благовонном средстве, ибо такой там стоит безмерно злой смрад, что невозможно его описать словами».

Интересно, зачем была нужна кожаная подушка кроме перьевых? А вообще по этой цитате можно видеть, как относились тогда к вони и грязи: как к неизбежному неудобству, для борьбы с которым надо каждый день мыться и готовить благовония.


Джеймс Уэбб, «В Средиземном море».



Кстати, если почтенная публика не против, то вместо многословных постов, которые пока печатать затруднительно, можно устроить тематические подборки всяких картин с морем и кораблями.
This page was loaded ноя 16 2019, 12:24 am GMT.