?

Log in

No account? Create an account
antoin
Cry 'Havoc!', and let slip the dogs of law!
antoin — еда — ЖЖ 
captain
43649-004-9BC0FAEC
«Крестьянская семья», Луи Ле Нэн, ок. 1640г.

Избранные мнения пары историков (все вопросы - к ним) о Европе до индустриализации и радости колониальных доходов (должно быть, идеальной с точки зрения гринписовцев):

Из The Time Traveller's Guide to Medieval England: A Handbook for Visitors to the Fourteenth Century by Ian Mortimer:
В 14 веке дети простого люда вынуждены были начинать зарабатывать свой хлеб с 6-7 лет. С этого же возраста могли быть повешены за воровство. С 15 лет они могли быть призваны на воинскую службу.

В 14 веке лучшим возрастом женщины считались 17 лет, в 25 лет её называли зрелой, а в 35 стареющей. Один из персонажей Чосера назвал тридцатилетних женщин «зимним фуражом». Браки могли заключаться с девочками 12 лет, но консуммация их была возможна двумя годами позже. К 25 годам большинство женщин из хороших семей уже успевали родить 5-6 детей, 2-3 из которых умерли, и овдоветь из-за войн в Шотландии и Франции. Риск смерти при каждых родах составлял 10%.

Из Global Crisis by Geoffrey Parker:
В 16 веке европейские женщины выходили замуж в среднем в 20 лет, и всего рожали 8-9 детей, но некоторые 10 и более. В первой половине 17 века невестам было в среднем 27-28 лет, немногие рожали более троих детей, и всё больше семей оставались бездетными. Более того, четверть детей умирало в свой первый год жизни, а ещё почти половина — до достижения репродуктивного возраста. Голод резко сокращал население не только напрямую, но и потому, что рождалось меньше детей, а у матерей не было молока, чтобы кормить родившихся. Как выразился один французский историк, в 17 веке нужны были двое детей, чтобы сделать одного взрослого.

Читать дальше...Свернуть )
4-ноя-2013 10:10 pm - Цена хлеба и отваги
We Do Not Sow
Настойчиво рекомендую любителям войн 16 века два поста bande_nere (большое спасибо за них) — это перевод (выдержки) главки “Цена хлеба и отваги” из книги Маурицио Арфайоли The Black Bands of Giovanni. Речь идёт о механизме и конкретных суммах оплаты за службу войск Коньякской лиги, в частности, Чёрных повязок:

http://bande-nere.livejournal.com/18721.html
http://bande-nere.livejournal.com/18946.html
(в том же журнале вы найдёте и немало других интересных заметок на тему Итальянских Войн)

Что ни говори, а зарплата наёмников — одна из самых интересных и, главное, жизненных сторон истории войн. «Солдату надобно платить, за то зовётся он soldat!» или как там это место звучит у Шиллера (а «лояльность - это такая штука, которую придумали, чтобы денег не платить»).
23-сент-2013 12:00 pm - Люди с "Мэри Роуз" - 2
captain
Продолжим читать Анну Стирланд, исследовавшую останки команды "Мэри Роуз".
Первая часть

О рационе:
В 1565 г моряки получали стандартный паёк, рассчитанный по цене исходя из 4,5 пенсов на день стоянки в порту и из 5 пенсов на день в море. В него входили: галлон пива и фунт хлеба каждый день (свежий хлеб в порту и сухари в море); в четыре мясных дня недели — два фунта свежей говядины, полфунта солёной говядины или полфунта бекона; в три рыбных дня — четвертина вяленой трески или четыре селёдки. Также полагались 4 унции масла и полфунта сыра. Когда была возможность, люди самостоятельно дополняли свой рацион свежими фруктами и овощами.
Археологические свидетельства показали, что мясо на корабле состояло из говядины и свинины, а также одного оленьего окорока, который, видимо, предназначался для офицеров. Говядина была заготовлена в соответствии с Королевскими Правилами и состояла полностью из плоских костей без костного мозга. Вся она была высокого качества, с молодых животных. Была одна бочка со свининой, в которой были длинные кости с костным мозгом, а также позвоночник и рёбра. Большие запасы свинины и ветчины, разделанные на четвертины, были найдены в трюме. Всё мясо было засолено. Рыбные запасы состояли из вяленой трески без голов. Надены были также бочки с косточками слив и винограда. Доказательства другой еды, например хлеба, сухарей, пива, масла и сыра, не сохранились.
Исследование костей показало, что люди с «Мэри Роуз» страдали от недоедания в детстве. Это неудивительно. Большая их часть родилась в 1520-е, когда голод особенно сильно зверствовал в Англии, особенно сильнейший зимний голод 1527-1528 гг. Некоторые страдали от недоедания и во взрослом возрасте, но после этого состояние костей улучшилось, что показывает изменение рациона. В целом команда оказалась намного здоровее, чем их современники, их кости больше и крепче.

О зубах:
Читать дальше...Свернуть )
22-сент-2013 07:54 pm - Книжное
captain
1. Забежал в Фаланстер с целью разжиться вторым выпуском альманаха "Кружева и сталь" для себя и для друга. По содержанию этот том даже интереснее первого: чего стоит сага об участии в Семилетней войне будущего фельдмаршала А.А. Прозоровского или история о поисках надёжного метода определения долготы на море! Парусники, пушечки, окопная правда XVІІІ века - всё что надо для вечернего чтения под чашку чая. Вставка с цветными фотографиями удовольствие от тома повышает ещё больше.
Больше улова нет, полки с книгами по интересующим меня периодам и странам уже много лет почти не меняются.

2. Редкое желание почитать, наконец, историко-приключенческий роман удовлетворил с помощью "Азенкура" Бернарда Корнуэла. Эту книгу мне рекомендовали как лучшее творение этого писучего автора, да и продажи у неё очень хорошие для жанра, но в итоге советам этих людей больше не поверю никогда. Сюжета по сути нет, главгерой движется от одной заварушки к другой, преодолевая их методами Конана-варвара. Автор просто пересказал своими словами известное исследование той компании, написанное Джульет Баркер. Своих интересных персонажей нет, исторические не раскрыты, всё для Корнуэла максимально традиционно, включая карикатурного злодея-священника. Реализм, за который так славят Корнуэла, сводится у него к чисто внешней стороне: многословным описаниям каждой кости и внутреннего органа, повреждённого молодецкими ударами, к постоянным изнасилованиям и фиксации на слюне, поносе и блевотине. В остальном всё как обычно: в тесных подкопах рубятся алебардами, мечи режут рыцарские латы как бумагу, а уж лучники… В романе о Креси лучники просто пробивали рыцарские латы. В романе об Азенкуре рыцарей не только пронзает, но ещё и сбивает с ног, а бьют эти ребята на 300 ярдов в яблоко. Боюсь браться за его роман о Пуатье, там от попадания из английского лука, видимо, французских рыцарей и вовсе рвёт в клочья. И всё под соусом причитаний о том, как нищеброды в лице лучников показывает превосходство над благородными латниками. В общем, впредь только романы О'Брайана.

Зато Корнуэл полностью раскрывает свою кухню в заключении к книге:
Читать дальше...Свернуть )
Особенно хорошо сказано про "Должен отметить, что это не было результатом моих научных изысканий: я лишь полагался на чутье", больше и добавить нечего.
captain
Говорят, вербовщики и пахари в XVI веке по всей Европе мечтали о разном. Земледельцы молились о богатом урожае, а капитаны о голодных годах, ведь только тогда скудное жалование могло заманить в солдаты достаточно бедняков. Раз так, то конец XVI века был исключительно удачен для тех, кто звал записываться под королевские знамёна. Ещё с середины столетия зимы становились всё дольше и злее, а лета и осени холоднее. Одновременно продолжало увеличиваться население, давно переплюнув цифры, которые были до Чёрной Смерти. Сельское хозяйство и так не успевало производить достаточно еды, а холода и вовсе уменьшили урожайность, ведь переход на более морозоустойчивые культуры не мог произойти быстро. В итоге к концу века перенаселение и холода привели к катастрофическим последствиям.

В Англии неурожай и голод 1595 года современники сочли самым страшным за всю известную им историю. Они не знали тогда, что 1596 и 1597 будут ещё тяжелее, поскольку их придётся встречать уже без запасов с прошлых лет. Первой реакцией правительства, естественно, стало регулирование рынка зерна: контроль над поставками из-за границы, сдерживание цен, жёсткие наказания для тех, кто придерживал зерно в ожидании ещё большего роста цен... А с наступлением зимы вниз летели указания усилить заботу о голодающих. Например, на Рождество 1596 года тайный совет напомнил архиепископам Кентерберийскому и Йоркскому о том, что в эти тяжёлые времена королева Елизавета с повышенным вниманием заботится о бедных, и священникам тоже надо усилить работу в этом направлении, ибо нерадивые будут наказаны.

Честно говоря, сам по себе английский кризис конца XVI века не так уж интересен. Важнее то, как суровые зимы позволили увидеть несколько примечательных особенностей тогдашнего общества:Читать дальше...Свернуть )
28-дек-2010 12:44 pm - Опять из Монтанари
captain
Книга Массимо Монтанари «Голод и изобилие. История питания в Европе» очень интересна и вполне может быть щедрым источником хороших цитат. Однако, особо понравившееся мне место требует некоторого предисловия-контекста:

«Не без напряжённости, противоречий и контрастов европейское общество, по-видимому, достигло в первой половине XIII в. уровня достаточно распространённого, хотя и не всеобщего благосостояния: экономический рост, пусть ценой эмаргинации и усугубления социального неравенства, какие ведёт за собой всякий прогресс, всё-таки благотворно сказался на положении дел как в городе, так и в деревне. Равновесие между численностью населения и количеством ресурсов остаётся хрупким, нестабильным; продолжающаяся раскорчёвка лесов и аграрная колонизация, знак возрастающей и не находящей удовлетворения потребности в пище, — наилучшее тому доказательство. Но как следствие — накапливаются богатства, более широкие слои населения получают такие возможности потребления, даже роскоши, какие в предыдущие века доставались очень немногим. Около 1250 г. Европа достигает высшей точки этого расцвета, начавшегося примерно столетием раньше; расцвета частичного, социально ограниченного, но всё-таки вполне ощутимого. ...Количество и частотность голодовок в XII-XIII вв. значительно сокращаются. ... В 1255 г. святой Бонавентура может написать в своём трактате, что проблема голода осталась в прошлом, и порадоваться достатку, который выпал на долю его поколения. Разумеется, не стоит обобщать (какие-то три года спустя Матфей Парижский уверяет, что в Англии умерли от голода 15 тысяч человек), и всё-таки оптимистические высказывания отражают социальный и культурный климат».


А теперь самое замечательное место:

«Мы уже говорили, что этот феномен касается главным образом городов. Риккобальдо из Феррары в конце XIIIв., полстолетия спустя, описывает эпоху императора Фридриха II как время, когда «обычаи и нравы итальянцев отличались грубостью»; тогда «пища была скудная, и горожане ели свежее мясо всего трижды в неделю. В обед они варили мясо с овощами, а на ужин подавали то же мясо холодным». Обратим внимание прежде всего на количественный аспект: для горожанина XIII в. есть свежее мясо трижды в неделю — признак нищеты и скудости (а к этому «малому» количеству мяса следует прибавить, по крайней мере, ветчину). Не так уж это и мало, но Риккобальдо (и горожанам, его современникам) такое количество не кажется достаточным. Можно также переставить акцент на качество: раньше ели невкусную пищу, плохо приправленную овощную похлёбку и остывшее мясо».

Ранее: Монтанари о «защите нормального»
Dragoon


Немного английского самолюбования. Оно бесподобно.

Однажды отряд под командованием герцога Мальборо неожиданной атакой сумел превозмочь более крупный отряд французов. Приведя пленников в лагерь, герцог захотел осмотреть их. Все французы выглядели совершенно подавленными таким поражением. Только один высокий гренадер во всех скорбных шеренгах оставался совершенно спокойным и имел вид победителя, а не пленного. Герцог удивился и подъехал к гренадеру со словами: «Если у твоего государя есть пятьдесят тысяч таких же бравых ребят, как ты, нам придётся изрядно попотеть в Нидерландах». «Моему государю сейчас не нужны пятьдесят тысяч таких, как я. Ему необходим лишь один человек: такой, как Ваша Светлость», — невозмутимо ответил гренадер. За такой ответ герцог дал ему десять гиней и приказал обеспечить эскортом до французской армии.


Битва при Бленхайме
Dragoon

Кофейня, 1674 год.


«В кофейне Тобиаса, в Пай Корнер, продаётся правильный напиток, называемый Эль Доктора Батлера, тот же, что продавался мистером Лансдейлом на Ньюгейтской ярмарке. Это превосходный напиток для желудка, он способствует пищеварению, изгоняет ветры и растворяет мокроту, сгустившуюся в лёгких, а посему хорош против простуды, кашля, телесного и болезненного расстройства и упадка духа. Если его пить по вечерам, он заметно укрепляет жизненные силы, делает сон хорошим и чрезвычайно улучшает мозг и память».
До чего же полезный эль, кто бы отказался от такого.

«Поскольку Джон Пиппин, чей дед, отец и он сам на протяжении более 190 лет были знамениты по всей Англии лечением грыж и делали самые лучшие грыжевые бандажи всех видов, для мужчин, женщин и детей, недавно скончался, настоящим удостоверяется для всеобщего сведения, что Элеонора Пиппин, вдова, которая при его жизни делала все бандажи, которые он продавал, всё ещё живёт в Трёх Голых Мальчиках рядом с мостом Стрэнд, где она делает все виды бандажей. Ей также помогает в надевании бандажей на клиентов джентльмен, который был назначен на это указанным Джоном Пиппином при его жизни».
Трудно было бизнесу до регистрации торговых марок. Конструкция предложений особо кошмарная даже по меркам 17 века.

Под вывеской Золотой Шар и Гроб, есть магазин гробовщика, в верхнем конце Олд Чендж, рядом с Чипсайдом, где всегда есть готовые к продаже очень модные, украшенные кружевами и простые одежды для мёртвых всех размеров, а также очень модные гробы, которые могут содержать любые трупы над поверхностью земли без какого-либо неприятного запаха или иного неудобства, так долго, как будет нужно».
Эти very fashionable coffins поражают воображение.

«В высшей степени одобренные ожерелья Джойнтса, великого путешественника Дж. С., которые полностью облегчают детям вырастание зубов, прорезая их, тем самым предотвращая жар, судороги и прочее, продаются Баррелем в Золотом Шаре близ церкви Св. Дунстана, на Флит-стрит».
Непонятно только, почему ожерелья, как именно их использовали, и что делать нам сегодня без столь полезной вещи.

«Некий Роберт Тейлор, учитель танцев, будучи в компании с несколькими соседями в Ковент Гарден в ночь понедельника, около 10 часов, из-за случайных слов убил некоего мистера Прайса в таверне Три Большие Бочки на Шандуа-стрит. Указанный Р. Тейлор является человеком среднего сложения, с разрезом через подбородок, с шрамом на левой щеке, также у него два пальца и большой палец одной руки обожжены на концах и короче чем другие, круглое лицо, толстые губы, собственные волосы под париком светло-коричневые. Он жил на Джеймс-стрит, в Ковент Гарден. Если кто узнает его и сообщит о том мистеру Рейнольдсу, книготорговцу, на Генриетта-стрит в Ковент Гарден, получит 10 фунтов в награду. И хотя было напечатано в объявлениях на прошлой неделе, что он был пойман, знайте, что это явная неправда».
Вот вопрос — что за дело было мистеру Рейнольдсу до убитого Прайса и изловили ли в итоге Тейлора? Хоть рассказ пиши на готовый сюжет.
11-сент-2009 01:20 pm - Пятничное
Duke of Alba

Gemälde von Albert Anker, "Die Kappeler Milchsuppe" (1869)

Рецепта молочного супа не нашёл, но вот, например, ломбардская мясная похлёбка (рецепт 1570 года): «Возьмите белый хлеб, нарезанный ломтями толщиной с лезвие ножа, удалите корку и подсушите в печи или в глиняном горшке на углях. Приготовьте густой мясной бульон, положив в него говядину, каплунов и колбаски. Положите ломти хлеба на тарелку и посыпьте их тёртым сыром, сахаром, перцем и корицей, и положите поверх свежий сыр provatura или любой другой жирный сыр, но не слишком солёный, и повторите это трижды. Налейте упомянутый выше мясной бульон, который не должен быть слишком солёным, так чтобы он хорошо впитался. Накройте другой тарелкой и оставьте на четверть часа в горячем месте. Подавать горячим с нарезанной колбаской, посыпав сахаром и корицей».

Или вот суп из цветной капусты (лаконичный рецепт из Льежа, 1604 года): «Положите в кастрюлю цветную капусту, колбаски, цыплёнка или голубя или поджаренную баранину, и добавьте щепотку порубленной мяты».
29-янв-2009 12:14 am - шоколадно-кофейное
captain
И хотя на сон грядущий у меня была чашка горячего шоколада, сейчас под рукой оказалась только книга о кофе (All About Coffee by William H. Ukkers, 1935, New York, The Tea & Coffee Trade Journal Company), её и листаю. Ничего, тоже любимый напиток...

Пьетро Делла Валле (1586-1652, путешественник, автор книги «Странствия по Индии и Персии»), из Стамбула — в письме к Марио Скипано, в Венецию: «У турок есть питьё чёрного цвета, которое летом очень освежает, а зимой согревает тело, оставаясь одним и тем же напитком и не меняя свою сущность. Они поглощают его горячим, прямо с огня, и пьют медленными глотками, не в обеденное время, а как лакомство, потихоньку потягивают его во время разговора с друзьями. Невозможно найти какое-нибудь их собрание, на котором бы не пили его... Этим напитком, который они зовут cahue, они развлекают себя во время бесед... Он делается из зерна или фрукта с какого-то дерева, называемого cahue...Когда я вернусь, то принесу немного с собой, чтобы передать это знание итальянцам».

Учитывая, что писалось это в 1615 году, очень интересно, ответил ли венецианский друг путешественнику, что новизна сообщения уже, скажем так... несколько потускнела после папы Клемента VIII и Джанфранческо Моросини.


замечательная фотография — авторства oliveshadow
captain


В окопах Первой мировой (она же ‘the War to End All Wars’, она же "La Grande Guerre", она же "La Der‘ des Ders‘" ) часто делать было нечего, и, как известно, солдаты находили себе самые разнообразные развлечения. Примером «траншейного искусства» является и эта карта на пехотном шлеме. Надпись на ней — ‘H.G. Booth, 110th TMB AEF France 1918-’19’. Генри этот был поваром в 110th Trench Mortar Battery. AEF — сокращение от ‘American Expeditionary Force’.
captain
Город Таунтон во время гражданской войны переходил из рук в руки пять раз, однако больше всего известна его неоконченная осада роялистами в 1645 году. Не потому, что она была самой масштабной, не потому, что во время неё применялись какие-то хитрые трюки, — а благодаря полковнику Роберту Блейку, командовавшему гарнизоном Парламента. Перспективы для «круглоголовых» в тот раз вырисовывались не слишком радужные: весь юго-запад Англии принадлежал роялистам, а посланное для снятия осады подкрепление смогло только пробиться в город и присоединиться к гарнизону в его интересном положении. Тем не менее, полковник Роберт Блейк на предложение сдаться ответил: «У меня есть четыре пары сапог. Я съем три из них, прежде чем сдаться».
Вопрос о том, сколько сапог было у его солдат, остался открытым.

Это был тот самый Блейк, который оставил сухопутную карьеру и стал самым известным английским адмиралом после Нельсона (официально правда в то время звание звучало как «генерал моря»). ЕМНИП, было аж четыре названных в его честь HMS Blake, плюс ещё один корабль с таким названием строился, но не был достроен.


Вот только сомневаюсь, что дядька с этого портрета мог протянуть дольше одного дня сапожной диеты. Выглядит он слишком bonvivant-ски:


Robert Blake, General at Sea, 1598–1657 by Henry Perronet Briggs, painted 1829.


P.S. Кстати про Нельсона. Примечательно, что прядь волос этого идору была передана английским королевским флотом императорскому японскому флоту в честь Цусимы и хранится до сих пор в музее Kyouiku Sankoukan. Какой ещё пример способен красноречивее выразить всю глубину симпатии Англии к России...
captain
Из путевого бревиариума Конрада Грюнеберга о подготовке к плаванию в Иерусалимское королевство в XV веке: «Купи кровать, четыре полотняных простыни, матрац, две наволочки, две подушки, набитые перьями, одну кожаную подушку, ковёр и большой сундук. Ложись в постель чистым, и не будут вши да блохи чересчур докучать тебе. Запасись вином и питьевой водой и не забудь заготовить сухари двойной или тройной закалки. Они не портятся. Закажи в Венеции большую клетку с насестами: в ней ты будешь держать птицу. Затем купи свиные окорока, копчёные языки да вяленых щук. На корабле кормят лишь дважды в день. Этим ты не насытишься. Вместо хлеба там дают большей частью старые сухари, жёсткие, как камень, с личинками, пауками и красными червями. И вино там весьма своеобразно на вкус. Не забудь о полотенцах для лица. На корабле они всегда липкие, вонючие и тёплые. Затем позаботься о добром благовонном средстве, ибо такой там стоит безмерно злой смрад, что невозможно его описать словами».

Интересно, зачем была нужна кожаная подушка кроме перьевых? А вообще по этой цитате можно видеть, как относились тогда к вони и грязи: как к неизбежному неудобству, для борьбы с которым надо каждый день мыться и готовить благовония.


Джеймс Уэбб, «В Средиземном море».



Кстати, если почтенная публика не против, то вместо многословных постов, которые пока печатать затруднительно, можно устроить тематические подборки всяких картин с морем и кораблями.
This page was loaded ноя 16 2019, 12:22 am GMT.