?

Log in

No account? Create an account
antoin
Cry 'Havoc!', and let slip the dogs of law!
antoin — архитектура — ЖЖ 
30-янв-2015 12:28 pm - Тулонская мечеть
We Do Not Sow
"Институционалистов", которые обнаруживают истоки демократии и rule of law в Европе начиная с самого раннего Средневековья, я не люблю в основном за незнание фактологии и нежелание её знать. Но есть и концептуальное неприятие: если писать исключительно про "верховенство права" и представительские органы, то тем самым выкидывается огромный пласт европейской политической культуры, связанный с raison d'état. Между тем, идея государственного блага была отлично разработана в тогдашней теории и последовательно воплощена на практике, так что люди поумнее меня могут про неё говорить часами.

Многие исторические эпизоды в итоге почти канули в забытие, хотя были весьма любопытны и поучительны для современного читателя. Скажем, как решил Франциск I, этот король-рыцарь, вопрос с обеспечением зимней стоянки для союзного османского флота в преддверии очередной бесплодной войны в Италии? (Надо пояснить, что Франциск современные книги по международным отношениям не читал, а потому не знал, что до Вестфальского мира имел право заключать союзы только с католиками).
Франциск без лишних прений и согласований приказал всем жителям Тулона покинуть город на зиму под страхом смертной казни (только главы семейств могли остаться и приглядывать за имуществом). В качестве компенсации горожан освободили от габели на 10 лет, но с учётом перетряхивания в то время налоговой системы непонятно, насколько ценной была эта льгота. Наводнённый моряками Барбароссы (30 000 одних комбатантов, включая "морпехов"!), Тулон в ту зиму совершенно преобразился, даже кафедральный собор временно превратили в мечеть. И ничего, прошло гладко, без бунта. Надо — значит надо. Государство превыше всего. Как и где зимовали горожане, хотелось бы знать, но о том историки не пишут.
Кроме Тулона несколько раз османский флот размещался и в Марселе.

(писано не без сарказма, да простят меня адепты истории политических и правовых учений)
We Do Not Sow


Хотя я был в Риме ещё в сентябре прошлого года и сразу обещал некоторым друзьям-милитаристам фотографии из музея в Кастель Сант-Анджело, будем считать, что пост специально приурочен к сегодняшней дате. (сразу замечу, что в фотографировании я полный ноль, и обрабатывать фотографии тоже так и не научился)

Каждый год 6 мая швейцарская гвардия Ватикана принимает присягу новых товарищей по оружию. Этот торжественный ритуал напоминает о самом славном дне в более чем 500-летней истории этого подразделения. 6 мая 1527 года, когда оборона Рима была прорвана, и имперская армия хлынула внутрь, надежды на спасение больше не было, гарнизон сдавался в плен. Но неполные две сотни швейцарских гвардейцев и немногие другие солдаты, пришедшие умирать рядом с гвардией, дали последний бой ландскнехтам. Они встретили врага близ собора Святого Петра. Кто-то из них сражался и пал у обелиска (сейчас он стоит посреди площади, а раньше располагался на Кампо Санто, старинном немецком кладбище слева от собора, если стоять к нему лицом), кто-то на ступенях, а кто-то внутри собора, но все они дрались отчаянно и не просили пощады.

В тот день гвардия пала почти в полном составе. Выжили лишь те немногие швейцарцы, которые сопровождали Папу Климента VII, бежавшего в замок Св. Ангела по «пасето», соединяющему замок с собором Св. Петра. Раненого капитана гвардии отнесли в его дом, но ландскнехты, ворвавшись и туда, изрубили отважного офицера на глазах его жены. Говорят, что швейцарцы погибли, поскольку защищали Папу и прикрывали его отход до последней капли крови. Возможно, такая мотивация тоже имела место, но мне кажется, что умирали они не столько за это, сколько за свою швейцарскую гордость. Стойкость этих наёмников всегда стоила больше мужества иных патриотов, и в прямом, и в переносном смысле. По-другому они просто не умели. Как и во многих других безнадёжных ситуациях, швейцарцы дорого продали свои шкуры, заслужив безусловное уважение даже среди врагов... Впрочем, по крайней мере, для них всё кончилось, а вот тем, кто отступил в замок, предстояла долгая оборона и бесславная капитуляция.
Читать дальше...Свернуть )
captain


История запретов на короткоствол началась чуть ли не одновременно с историей пистолетов, а истинную историю пистолетов надо отсчитывать с появления колесцового замка. Фитильный замок в Европе был всё же атрибутом исключительно аркебуз да мушкетов, лепить его на что-то компактное решались только совсем редкие оригиналы. Что вы хотите, цивилизованные страны, а не какая-нибудь Япония, где пистолеты с фитильными замками ещё и в XIX производили достаточно массово.
Чёрт его знает, кто изобрёл колесцовый замок. Очень вероятно, что это сделал Да Винчи: в Il Codice Atlantico Леонардо есть изображение колесцового замка, а датируются они примерно 1483-1485 годами, когда Леонардо делал зарисовки на военные темы для Жентиля деи Борри, оружейника миланского герцога Лодовико Сфорца. Есть и не имеющая особых подтверждений легенда о том, что колесцовый замок изобрёл безымянный оружейник в Нюрнберге.
Если смотреть по уровню развития техники, то необходимая база для изобретения такого сложного и тонкого механизма имелась только в таких городах, как Милан и Нюрнберг. Из сохранившихся образцов самые ранние — это замки на трёх ружьях-арбалетах в венецианском Дворце дожей, сделанные в 1520-е гг., а также первый немецкий образец на ружье-арбалете в Мюнхене, гербы на котором указывают на промежуток 1521-1526 гг (там есть монограмма и Фердинанда Габсбурга, и его жены Анны, а женились они в 1521 году, но среди гербов на стволе нет герба Богемии, королём которой Фердинанд стал в 1526). Поскольку конструкция этих итальянских и немецких замков отличается, можно допустить и независимое изобретение. В конце концов, основной элемент замка очень похож на уже известную к тому времени часовую пружину. В итоге же победили немцы. Их пистолеты и ружья вызывали восхищение даже у таких известных итальянских снайперов, как Бенвенуто Челлини.

История права подтверждает более раннее распространение пистолетов с колесцовыми замками, чем сохранившиеся образцы. В 1506 году впервые в мировой истории был совершён акт прохибиционизма короткоствола: его запретили статуты стрельбища в Гайслингене. В 1517 году старик Максимилиан Австрийский запретил производство и владение «самовоспламеняющимися пистолетами, которые сами стреляют» во всех своих габсбургских владениях — видимо они к тому времени уже достаточно часто встречались. Имелось в виду, что колесцовый замок позволяет носить пистолет полностью готовым к стрельбе, в отличие от фитильного, обременяющего стрелка необходимостью орудовать огнивом и зажигать фитиль, а потом ещё раздувать его. Да и просто к непогоде и тряске заряд в колесцовом замке был менее восприимчив.
В 1518 Максимилиан пошёл дальше и распространил запрет на всю Священную Римскую Империю. Поводом стала петиция комиссии рейхстага по передаваемым по наследству австрийским землям, заседавшая в Инсбруке. Она выдала императору целый перечень предложений по ужесточению борьбы с преступностью и бандитизмом. Среди прочего там было и про разбойников которые «тайно носят оружие под своей одеждой», комиссия попросила объявить незаконным «ношение или обладание оружием, которое может само воспламеняться, и установку где-либо этих замков». Император с радостью согласился.
Долго запрет не продержался. Следующий император, Карл V не только отменил запрет на колесцовые замки, но и свёз в Германию кучу мастеров со всего мира. Население, надо сказать, уже писало совсем другие петиции: в 1532 Нюрнбергский Городской Совет выступил против запретов на короткоствол, а то нехорошо вышло: у разбойников с большой дороги и уличных грабителей у всех в рукавах пистолеты, а добропорядочные горожане вынуждены только шашками отмахиваться (вспомните о состоянии полиции в то время). Карл V и сам собрал коллекцию отличного огнестрела, а в 1544 году для войны с Францией массово вооружил пистолетами свою кавалерию.
Лучшим из личной коллекции Карла я считаю сделанный около 1540 года пистолет работы Питера Пека с двумя колесцовыми замками и, соответственно, двумя стволами калибра .46 — чтобы император мог вести ураганный огонь по тем, кто нападёт на него в месте, куда даже короли пешком ходят. Это такая красотища, что я пребываю в полном экстазе от его изображений. Вес пять фунтов десять унций, но баланс превосходный. Там даже есть предохранитель, дикая редкость по тем временам, а также система, уменьшающая усилие, требуемое для нажатия на спусковой крючок (настоящий шнеллер сделают через 3 года). Спиральная рукоять из вишни была сделана точно под руку Карла. Все детали и украшения выполнены с большим искусством. Круг первого замка имеет изображение габсбургского орла, а круг второго Геркулесовы столбы и девиз испанской монархии — Plus Ultra, что в данном случае хочется перевести как «ещё больше стволов». Пистолет стоит того, чтобы полюбоваться им снова и снова:Читать дальше...Свернуть )
22-фев-2008 03:33 pm - корабли - 3
captain

Исоно, Бунсай. Голландские корабли.Читать дальше...Свернуть )
12-май-2006 09:45 am - The Elder Scrolls IV: Oblivion
happy
Как и обещал камраду schutze, выкладываю несколько ссылок на свои скриншоты из Обливиона. Поскольку государство в мире игры является империей, по просьбеsherlock7_r предупреждаю его о возможности наличия на скриншотах апологии имперской идеологии.
Читать дальше...Свернуть )
captain
Интересно вспомнить, как Карл Великий заставил монастыри заводить у себя библиотеки. Дело в том, что тогдашние церковники любили охоту пуще светских феодалов, и поголовье зверей истребляли как-то уж слишком рьяно. И вот тогда мудрый император придумал, как ограничить подобную страсть: было разрешено добывать ровно столько шкур, сколько потребно на переплёт имеющихся в данном монастыре книг. Поэтому библиотеки в монастырях стали расти в геометрической прогрессии.
Не будь этой меры — ещё неизвестно, сколько бы старинных манускриптов дошло до того времени, когда ими наконец занялись деятели Возрождения.
This page was loaded ноя 16 2019, 12:19 am GMT.