antoin (antoin) wrote,
antoin
antoin

Categories:
  • Music:

Английские разбойники XVI века.

Томас Уилсон. «Рассуждение об излишке». 1572 год.
«Проповедник: ...Кража считается столь отвратительной среди некоторых народов, что люди скорее будут голодать, чем воровать, а в Англии тот, кто может ограбить человека на большой дороге, считается отважным парнем.
Юрист: У всех стран свои недостатки, и я не могу извинить Англию, но всё же я не буду так обвинять свою страну, будто она хуже других. Фламандцы и немцы больше прочих предаются пьянству. Итальянцы склонны мстить за несправедливость с помощью убийств и грешат столь ужасными способами, что их и назвать нельзя... Французы подвержены яростной безрассудности и желанию вмешиваться во всё по поводу и без. Испанцы наделены невыносимой гордыней и презрением ко всем другим. У португальцев слишком много суеверной религиозности и простодушия. Шотландцы склонны к хвастовству и лжи. Англичане чаще выказывают обжорство, чем гостеприимство, а ещё они любят совершать грабежи, чтобы показать свою отвагу, и измены, из желания новшеств».

[Письмо от ] Тайного Совета к Лорду Хранителю и Лорду Казначею.
«Её Величество известили о многочисленных разбоях на дорогах, которые в последнее время совершаются в различных частях страны, и что обычным делом для грабителей стало носить пистолеты, каковыми они или сразу убивают перед тем, как ограбить, или наводят на её подданных такой страх, что те не осмеливаются сопротивляться. Их лордств просят принять такие меры, какие могут быть необходимы, чтобы устранить эти преступления... Виндзор, 4 декабря 1575 года» (Елизавета I с 1575 по 1600 год издала четыре указа о запрете ношения пистолетов, каждый в более сильных выражениях, чем предыдущий).

Роберт Парсонс. Записка о реформах в Англии. 1596. (Парсонс, иезуит в изгнании, написал эту записку Филиппу II Испанскому. Опус сей был посвящён тому, как легко и вольно будет дышаться в возрождённой Англии, когда помрёт наконец старушка Лиззи, и на трон, несомненно, сядет католический правитель).
«Ещё одно особенное явление, которое ради чести нашего королевства и ради спасения жизней и душ бесчисленных людей я горячо желаю описать Вашему Величеству ради полного искоренения. Это множество воров, которые грабят и крадут на больших дорогах в Англии, больше чем в любой другой стране мира. Иногда это делают лишённые состояния и происхождения, но чаще всего джентльмены или сыновья богатых родителей, движимые на то не бедностью или нуждой, а легкомысленным отношением к преступлению и надеждой на помилование от государя. В результате, хотя английский народ, насколько показывает опыт, не столь расположен к тайным кражам, как некоторые другие народы, но намного больше людей казнят в Англии в наказание за разбой, чем в других странах вместе взятых. Эти грабежи на дорогах случаются чаще и больше известны в Англии, чем где-либо ещё в христианском мире, и в этом великое бесчестье для нашего правительства и урон всему государству».

Роберт Грин. «Вестник Чёрной Книги». 1592. Запись истории жизни Неда Брауна, которую Нед сделал перед своей казнью.
«Позвольте мне немного похвастать, господа, поскольку я получил добрую репутацию как высокопоставленный юрист [high lawyer, т.е. разбойник с большой дороги, highwayman], и со шпагой грабил повсюду в стране, разъезжая верхом, как кавалер. В этом я достиг большого успеха благодаря своей изобретательности и искусности. Во-первых, у меня был парик, а во-вторых, искусственная борода, так естественно выглядевшая, что я мог разговаривать, есть и пить в ней, и всё равно никто бы не догадался. Скажу вам, что нет большего злодейства, чем этот трюк, ибо я грабил человека утром, а потом возвращался в ту же гостиницу и обедал вместе с ним в тот же день. Чтобы не узнали моего коня, я мог часть дня ездить на нём как на великолепном мерине с длинным хвостом, свисающем до копыт, а другую часть дня я подвязывал его хвост, поскольку прикреплял искусственный хвост, так искусно сделанный, что даже конюх не смог бы догадаться. Благодаря этим трюкам я мало беспокоился о криках «держи! лови!», поскольку совершенно открыто благодаря своему маскараду мог ускользнуть от них всех. Что касается моего плаща, то он был двусторонним, так что я мог носить его любой стороной наружу и никто бы ничего не заподозрил...»

(Да уж, вот это настоящее искусство маскировки... Далее Нед Браун рассказал об одном из своих лучших дел, в котором маскировка вовсе не понадобилась. Однажды на дороге встретил он упитанного священника с не менее толстой седельной сумкой: это были деньги для покупки каких-то земель. Нед так дипломатично повёл беседу, что церковник вскоре полностью уверился, что в попутчики достался ему честный малый, ехать рядом с которым намного приятнее, чем в одиночку. Надо сказать, что лошадка у священника была плохонькая, а вот у Брауна скакун был хоть куда. Вскоре святой отец спросил грабителя, а не продашь ли мерина? Нед долго упирался, попутно рекламируя качества своего транспорта, и, когда попутчики остановились пообедать в гостинице, наконец согласился произвести обмен за дополнительные двадцать золотых. После этого, тайком пробравшись в конюшню (отче, видимо, в это время вздремнуть изволил), Нед туго перевязал ногу своего мерина, так что когда путешественники продолжили путь, поменявшись конями, мерин шёл слишком медленно и постоянно останавливался. Священник, естественно, стал обвинять Брауна в обмане. Тогда Браун начал убедительно рассказывать, что коня надо просто немного расшевелить известным ему способом, а то он застоялся на конюшне, ну а если святой отец желает, можно всё вернуть обратно. Священник согласился, чтобы Браун попробовал проехать на мерине пару миль, и они опять поменялись лошадьми, однако на этот раз не переносили туда-сюда сёдла. Нед незаметно освободил ногу коня, вскочил в седло, и больше священник не видал ни мошенника, ни мерина, ни своих седельных сумок...

Схватили и повесили Неда только во Франции. Дело в том, что обычно, когда его начинали искать особенно рьяно в Англии, он нанимался в солдаты в Нидерланды или ещё куда, чтобы вернуться когда всё уляжется, да ещё со славой и добычей. И всё было хорошо, да только инстинкты в итоге взяли верх, он обворовал одну французскую церковь, был схвачен и осуждён. Поскольку виселицы не было, вешали Брауна, привязав верёвку к оконной решётке подходящего дома. Стоя с петлёй на шее в окне, он рассказал собравшейся публике о своей жизни, сказал немного слов о раскаянии, наказал всем соблюдать законы, не ходить к проституткам и вместо грабежей лучше служить стране в солдатах, и затем сам прыгнул за подоконник.)

Ранее:
Робин Гуд
Разбойники XV века
Разбойники XIV века
Иск разбойника к разбойнику
Ограбление в XVIII веке
Жаргон английских преступников
Уголовное право при Тюдорах
Tags: Англия, криминал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments