captain

Ещё про Малкольма

Прочитал у него о том, что папа Пий V совершенно серьёзно хотел привлечь в Священную Лигу Ивана IV и заодно просил своего польского нунция разъяснить царю преимущества католической веры. Нунций вежливо ответил, что царь только что заключил с султаном мир, а вероятность его перехода в католичество не слишком велика.
...Но каковы были бы изумление и ужас османов, если бы мечта Пия сбылась, и при Лепанто их атаковали знаменитые московские галеры.
captain

Про книгу Малкольма о Средиземноморье

Продолжаю верить в проверку качества исторических книг через критерий внешней беспристрастности (если есть сильная эмоциональная окраска — можно закрывать и выбрасывать, ведь обязательно будут и проблемы с логикой и методологией, а то и вовсе подтасовки; вот если сухо изложены факты — можно читать дальше). Например, читаю сейчас книгу сэра Ноэля Малкольма Agents of Empire: Knights, Corsairs, Jesuits and Spies in the Sixteenth-Century Mediterranean World — и она тоже показывает связь объективности с тщательной работой в архивах.

Давно известно, что мальтийские рыцари были корсарами, пусть и более малочисленными, чем алжирские. Госпитальеры не только охотились на мусульманских корсаров, но и активно нападали на торговцев и совершающих хадж паломников (особенно на выгодном морском пути от Константинополя до Египта). Капитаны орденских галер могли напасть на любого, кто плыл под османским флагом (фигурально выражаясь, т.к. с флагами в то время было сложно). Захватывали они и османские товары, которые перевозились на нейтральных кораблях, на что очень обижались венецианцы, любившие сидеть на двух стульях.
На этом расхождении легенды с реальностью многие авторы теряют лицо, изображают мальтийцев злодеями и брызжут осуждающей слюной, но у Малкольма всё изложено совершенно спокойно и академично. Только факты и ссылки на документы.
Collapse )
captain

Кресты на площади



Двадцать семь простых крестов, сломанные мечи в терновых венцах, белые цифры 21.vi.1621… По замыслу авторов, эта часть Староместской площади должна наполнять зрителя скорбью. Там были казнены рыцари, учёные и богатые бюргеры — лидеры мятежа, с которого началась серия конфликтов, известная нам под общим условным названием Тридцатилетней войны. Чехи с удовольствием расскажут вам о том, как мужественно встречали осуждённые свой конец, как трижды менял затупившиеся мечи искусный палач, и как начались с этого дня три столетия угнетения чехов и чешской культуры.
Но всё это лишь пропаганда конца 19 — начала 20 вв., такая же, как совершенно непохожий на реального Яна Гуса памятник на той же площади (он был невысоким упитанным монахом с тонзурой). Ложь во имя создания национального мифа. Общая для всех стран мира тенденция к искажению истории в угоду политике и превращению её в примитивные рассказы о добре и зле, соответствующие среднему умственному уровню аудитории. Взглядом в прошлое чиновники любят скрывать неспособность видеть будущее.
В этих рассказах не будет многого. Collapse )
captain

"Кружева и сталь" выпуск V в продаже

Намедни купил очередной выпуск этого уникального в своём роде альманаха. Предвкушаю особенно интересное чтение статей про Померанию, Берген и Курляндию. Тираж 199 экземпляров, легко опоздать.

Заодно оглядел полки с зарубежной историей - новинок мало, многое болтается в магазинах уже годами. Себе не нашёл ничего. Взял в руки сборник франко-русских статей о гугенотских войнах - увидел названия типа "дискурс идентичности", бросил и убежал. Вот почему, почему англоязычные сборники на эту тему содержат массу интересных деталей по экономике, праву, государственной власти, ведению войны, а французские и русские всё больше по "дискурсам" и мироистории типа "Население Франции в эпоху религиозных войн: жизнь булочника Пьера из деревни под Дижоном - апрель-май 1573 г."? В тему этого: недавно удивился тому, что, оказывается, войнами Людовика XIV французы сейчас стали больше интересоваться только благодаря волне, поднятой англоязычными историками. Если это правда, то странно и грустно.


Оригинал взят у mos_art в "Кружева и сталь" выпуск V в продаже
RC5web Содержание выпуска
[Spoiler (click to open)]

  • Померанская война. Военные усилия Швеции в Семилетней войне. Продолжение, часть II.

Самый насыщенный для шведов событиями год потребовал к себе особого внимания. Осады, штурмы, несостоявшиеся осады, манёвры летом и зимой и даже [полу]морская битва. Шведы образца 1759/60 года определённо хороши: я думаю, те, кто читал первую часть, будут несколько удивлены их преображению.


  • Воспоминания французского унтер-офицера о кампании 1758 года.

Отставной пехотинец полка Дофина вспоминает о своей карьере, под конец которой он успел принять участие в кампании 1758 года в Австрийских Нидерландах (да-да, там тоже были дела) и за Рейном. Перевод с французского и комментарии мои. Небольшая статья, своего рода разминка перед масштабным проектом "Воспоминания капитана Пикардийского полка", охватывающие 1757-62 годы и который будет представлен в следующем выпуске.


  • Франкфурт-на-Майне и сражение при Бергене 13 апреля 1759 года.

Большой нейтральный город не мог не привлечь к себе внимания воюющих сторон. Одной удалось им овладеть, а другая потерпела крах. Битва при Бергене иллюстрируется моими фотографиями, сделанными от фланга до фланга сражения. Также здесь любопытный материал о жизни города в период войны и о фигуре Гёте-отца.


  • Мемельская операция 1757 года.

Статья написана в соавторстве с мемельчанином Александром Рамошка, который знает про эту крепость всё и предоставил фотографический материал её современного состояния. Мы же, со своей стороны, расширили обычные рамки, в которых обычно описывают мемельскую осаду. Поэтому статья называется "Мемельскя операция".

  • Три точки зрения на курляндский вопрос.

И завершает выпуск "мирная" статья, без стрельбы - но в которой ведётся неослабевающая война за длинный и узкий язык территории ныне исчезнувшего государства, разделяющий Россию, Польшу и Пруссию. Статья получила положительную оценку Максима Анисимова, автора книги «Семилетняя война и российская дипломатия в 1756—1763 гг.» (лучшего на сегодняшний день произведения на заявленную тему).

*   *   *

Как обычно, сотрудничество с типографией "Белый ветер" принесло приятные полиграфические плоды. Стоимость выпуска составила 483 рубля, что для такой книги рукописи более чем бюджетно. Это не свалилось с неба, нам пришлось много потрудиться. Тираж 199 экземпляров (реально располагаемый уже 180), так что не задерживайтесь с решением брать или не брать.

Где купить

"Фаланстер".
Москва, Малый Гнездниковский переулок, 12/27
(ст. м. Пушкинская). Вход в арке, магазин находится на 2 этаже.
Телефоны: 8 495 749 5721, 8 495 629 88 21
Часы работы: с 11-00 до 20-00 / без перерыва и выходных.
Напротив - уважаемое автором заведение "Крафт репаблик", 20 сортов редкого пива по умеренным ценам (но без кухни).

Ответы на вопросы

- Нет, в других магазинах не продаётся.
- Нет, я не буду ни с кем встречаться в метро. Это не снобизм, отнюдь, просто если вы желаете доставить мне удовольствие - то купите это произведение в магазине "Фаланстер".
- Вы не в Москве? Чуть позже к продажам подключится магазин "Нина" - вот они прекрасно, профессионально, разошлют книгу в любой уголок России.
captain

С Новым Годом!



Если в прошлом году не было времени на свои опусы, то в этом не вышло и читать. Надо было поднажать по части основной работы, так что за год успел прочитать только семь исторических книг — беспрецедентный антирекорд. Позор. В наступающем году хочу всё же найти время и для Клио. Свободного времени больше не станет, но надо заставить себя читать, даже когда хочется просто отключить мозг, ведь если не погружаться периодически в дело, которое нужно просто «для души», то получается как-то тошно.
captain

Туземцы, ядра и английские купцы

Поскребёшь английского аристократа — найдёшь, что предок его разбогател на овцеводстве и купил титул у Тюдоров, поскребёшь английский прецедент — и провалишься в такой эпизод, что более никогда не будешь сомневаться в связи права и национальной культуры. Скажем, берёшь современное решение, присуждающее штрафные убытки за обман контрагента. Это решение ссылается на трудовой спор 1964 г. (Rookes v Barnard), в котором по иску работника деликтом была признана угроза профсоюза устроить забастовку в случае, если работодатель не согласится уволить этого работника за выход из профсоюза. В свою очередь, для обоснования того, что деликтом принуждения считается угроза совершения неправомерных действий, решение 1964 г. ссылается на решение по делу 1793 г. (Tarelton v. M’Gawley).

А дело 1793 г. демонстрирует нам повседневную жизнь английских негоциантов эпохи накопления капитала. Суть его такова. Истец и ответчик торговали с камерунскими туземцами: ответчик законно закупал рабов по лицензии местных властей, а истец промышлял контрабандой, так как не платил пошлину правителю. Туземцы задолжали ответчику, и он не только прекратил с ними торговлю до возврата долга, но и решил помешать им покупать у других. Когда судно истца торговало с каноэ туземцев в прибрежных водах, подошёл корабль, на котором ответчик был капитаном (точнее, master and commander), и пустил ядро для острастки туземцев. Ядро убило одного из покупателей, остальные бежали в ужасе. Истец подал иск о взыскании упущенной выгоды. Ответчик защищался ссылкой на правило, что нельзя подавать иск о препятствии незаконной торговле, но судьи решили, что это правило применимо только к торговле, незаконной по английским законам, а в других землях препятствовать должны лишь местные власти, так что ответчик совершил деликт, тем более, что в целом был намерен препятствовать и законной торговле. Примечательно также, что истец просил у суда разрешения вызывать туземцев для дачи свидетельских показаний о том, что именно угроза ответчика заставила их окончить торговлю, но суд отказал, заявив, что никакие слова негров не могут быть доказательствами.
We Do Not Sow

о бедном солдате замолвите слово

Открыл одну прошлогоднюю монографию по русской военной истории XVII в. - и сразу наткнулся на завывания о бездуховных европейских наёмниках, "безразличных ко всему, кроме своевременного жалования и палки капрала", великом реформаторе Густавусе и его Первой Национальной Армии и т.п. примитив. И всё это без ссылок, конечно же. Вы что, сударь сударю должен верить на слово.

Приятно видеть, что отечественной историографии присуща стабильность и верность старым принципам.
captain

Чей же кенотаф?

Случайно наткнулся в книжном шкафу на сборник статей «Человек XVII столетия» в двух частях, изданного не абы кем, а аж Центром истории западноевропейского Средневековья и раннего Нового времени Института всеобщей истории Российской академии наук (под ред. Сванидзе А. и Ведюшкина В., Москва, 2005). Возник вопрос: а кто же изображён на обложке? Сдаётся мне, что это вовсе не человек XVII столетия, потому что очень уж похоже это на кенотафы Карла V и Филиппа II из Эскориала. Может кто-то поможет с ответом?
20150802_180715_HDR~2.jpg

Что касается качества многих статей, то оно хорошо показывает, почему за редкими исключениями не стоит тратить время на российских историков, пишущих про Европу раннего Нового времени (и вообще, и в этом сборнике есть очень, очень хорошие авторы, но их так мало в общей массе…).
Например, открываем первую же статью — про Густава ІІ Адольфа, авторства Сванидзе А. Читаем (updated): в ходе реформ армии Густав придал особо «важное значение пике - предшественнице штыка», поэтому создал «специальные подразделения пикинёров, которые действовали параллельно с мушкетёрами». «Пики использовались также кавалеристами». Пушки «обрели подвижность благодаря введению конной тяги. Лёгкая, подвижная полевая артиллерия была превращена в особый род войск. Создание трёх самостоятельных родов войска — пехоты, кавалерии и артиллерии — … было важнейшим для военного дела нововведением Густава ІІ Адольфа. Рука об руку с этими реформами шли гениальные тактические новшества. Густав ІІ Адольф отказался от средневековых «кучных» построений пехоты («свиньёй» — клином, плотным прямоугольником и т.п.) … вводит в практику боя беглый и залповый мушкетный огонь и практикует залповый огонь артиллерии. … Разрабатывается система подвижного взаимодействия пехоты, кавалерии и артиллерии». А самих мушкетёров и кавалеристов он, часом, не сам придумал? Чего уж там скромничать, если от «свиньи» только благодаря Густавусу отказались, и пикинёров он придумал.
Список литературы, естественно, таков, что статью можно было спокойно публиковать и лет 50-100 назад (естественно, Энгельс есть!). Хотя нет, даже приведённый список не давал оснований изливать на читателя такой поток отборнейшей чуши.

2005 год… Прав был Макс Планк - новое знание побеждает старое лишь тогда, когда все носители старого знания вымирают.
We Do Not Sow

Армия Ришельё в двух словах

(Сразу несколько друзей напомнило мне, что в последнее время заметки в этом журнале стали появляться чуть реже, чем раньше. Могу заверить, что виной тому отсутствие вовсе не желания, а времени. С другой стороны, плохо, что так может и совсем пропасть практика написания нормального (неюридического) текста. Поэтому постараюсь иногда всё же писать сюда что-то сиюминутное.)

С наслаждением читаю и перечитываю сейчас книги и статьи Дэвида Пэрротта. Французская армия времён Ришельё, оказывается, была просто праздником на фоне суровых военных машин Испании, Голландии и участников Тридцатилетней войны. То, что юристам (которым не посчастливилось попасть в Университет) говорят на курсе истории государства и права об абсолютизме, можно выкинуть в корзину. Немного того, что поражает больше всего.
Правительство платило войскам как хотело, поэтому по негласному правилу офицерские патенты доставались только тем, кто мог нанимать и содержать солдат на свои средства (привет нищему Д’Артаньяну). Никаких встречных обязанностей правительства это не создавало (это же не договор с наёмниками), поэтому если полк или роту распускали, то офицеры не получали компенсаций, а успешные наступления не вознаграждались контрибуциями. В результате полки были укомплектованы на 30-50% от штатного расписания, причём самым дешёвым сбродом. Если вечером сообщали, что утром в поход — к утру две трети солдат в бегах. Если ливень затягивался на сутки — от армии оставалось несколько сотен человек. Попытки штрафовать или премировать офицеров на фоне годовых задержек небольшого жалования вызывали смех. Дезертирство только усиливалось тем, что офицеры находились при полках когда хотели, а остальное время развлекались в столице и других крупных городах. Одним словом, водевиль какой-то. Более-менее нормально армия функционировала лишь в случае личного присутствия короля или кардинала, а лучше обоих. При этом, кардинал вёл себя как классический тиран, снимая и наказывая полководцев за первую же ошибку, в итоге командный состав редко был опытен, а стратегии придерживался самой безрисковой.
И при этом желающих получить патент было намного больше, чем должностей, за места полковников шла бешеная борьба, в которой мерились не способностями, а тем, у кого лучше протекция. Во-первых, дворяне старались быть замеченными и завести знакомства, чтобы затем лучше продвинуться при дворе. Во-вторых, было очень комильфо отслужить таким образом 2-3 кампании, после чего можно было считать себя настоящим дворянином, испытанным солдатом, и остаток жизни свысока смотреть на легистов, заработавших «дворянство мантии». (До чего же это напоминает некоторых современных людей, которые тоже после краткой службы всю жизнь меряют этим других, бурно празднуют военные праздники и строчат косноязычную военную прозу.)
  • Current Music
    M’sieu d’Turenne a dit aux gens du roi...
  • Tags
We Do Not Sow

Трансформация войны в Италии начала XVI в.

Спешу поделиться с читателями ссылкой на перевод частей статьи признанного классика Майкла Маллета: Mallett M. The Transformation of War, 1494-1530 // Italy and the European Powers: The Impact of War, 1500-1530. Leiden, 2006, сделанный bande_nere, чей журнал в очередной раз рекомендую всем, кому небезразличны такие темы.